Книги о нашем крае

КРАЕВЕДЧЕСКИЕ НОВИНКИ



«Теплый дом у холодной воды» - так называется новая книга о нашем замечательном земляке, заслуженном художнике России К.М. Собакине. Это уже третья по счету книга художника Собакина, изданная при финансовой поддержке заинтересованных лиц города Перми и организаций.  Автор текста книги – пермский искусствовед и давний почитатель творчества Константина Мильевича, Ольга Михайловна Власова. 
  В книге подробно рассказывается о творческом пути художника, начиная с юных лет. Богато представлены семейные фотографии художника,  а так же и фотографии его работ, которые  имеются в  разных музеях  и частных коллекциях. В том числе несколько работ К.М. Собакина имеет и Суксунский музей. Музей и художник давно сотрудничают и дружат. Туристы, посещая местный муниципальный музей, тут же чередуют группы походом из краеведческого музея к Собакиным.
  Дом художника Собакина в Суксуне,  который стал почти музеем, посещают  в год тысячи людей, чтобы прикоснуться к многогранному творчеству, удивиться и вдохновиться увиденным. Благодарные экскурсанты оставляют очень теплые отзывы.  Многие приезжают повторно и привозят с собой своих друзей. Каменный дом у самого пруда, выстроенный своими руками, с разными декоративными скульптурами вокруг, и орнаментами на переднем фасаде,   является очень теплым и гостеприимным. Здесь рады  и детям и взрослым.
Новая книга будет интересна всем. Прекрасные иллюстрации, хороший переплет и содержание. Приобрести книгу можно как в Суксунском историко-краеведческом музее, так и у самого художника. Эта книга- хороший подарок почитателям таланта Константина Мильевича.

Из книги.
«Художник о себе»
Живут во мне воспоминания детства…Строгий, но справедливый отец, мягкая терпеливая мать, братья и единственная сестра -  все было тепло и светло, как белые стены родного дома на Суксунской горе.
         Прошли годы, давно нет родителей, ушли старший брат и сестра. Я вырос, стал художником, объехал всю страну, написал сотни пейзажей, создал много скульптур и других красивых вещей…
         Выйдя на пенсию, вернулся на родину, в поселок Суксун, построил каменный дом у пруда. В нем много картин. Акварелей, висящих по стенам. В нем мебель, сделанная своими руками. В нем чайники, подсвечники, самовары, как и положено в настоящем, большом и гостеприимном доме.
         В центре Дома – хозяйка, Раиса Николаевна. Только благодаря ее доброте, мудрости и терпению мы с ней идем по жизни уже больше полусотни лет. Без нее не было бы ни Дома, ни Творчества, ни самой Жизни, такой длинной, счастливой и  многотрудной…»

                                           «СОВЕТНАЯ»
     Поселение, деревня, село 1652-1960гг.
     История, документы,  предположения,  легенды,
     рассказы старожилов.


Эта книга вышла в 2010г. И уникальна только потому, что ее автору- краеведу-любителю Белых Вячеславу Александровичу, удалось впервые в нашем районе написать о никому неизвестном селе Советная, поднять его историю систематизировать собранные документы, найденные в областных архивах и высказать свои  краеведческие предположения о истории его возникновения.
 Давно ходят легенды о том, что Советная – единственное село в нашем районе, основанное политическими ссыльными еще во времена царя Алексея Михайловича. Кто же они были, эти первые поселенцы, несколько  ссыльных семей, от которых  пошли остальные советяне? Об этом читатель подробно узнает из книги, которая одержит не только интересную информацию, но и богато иллюстрирована фотографиями конца 19 начала ХХ веков. 
Автор начиная с 1600-х годов, рассказывает  историю родного села до 1960 годов ХХ века.  Оказывается, у Советной богатая  и не похожая на другие населенные пункты история, связанная с пермской чудью белоглазой, бунтовщиками, рудниками,   заводами, Демидовыми. Здесь описан период революции и гражданской войны, коллективизации, Великой Отечественной  войны и мирного послевоенного строительства.
В.А. Белых - уроженец села Советная, краевед-любитель. В последние 10 лет он занялся подробным  изучением истории своего родного села Советная. Проживая в г. Екатеринбурге и имея доступ в областной архив, он собрал уникальные документы и материалы. Часть из них он периодически публикует. В настоящее время подготовил к печати и выпустил две книги. Готовиться к печати третья.
Приобрести книгу можно в Суксунком историко-краеведческом музее и у автора - В.А. Белых.
Из книги. Перепись население на 1939год.
Советная с хуторами:

Советная северо-западная часть - 720 чел.
Советная юго-восточная часто - 254чел.
Д. Лягушино - 16 чел.
Х. Варенята - 10 чел.
Х. Калинята - 16 чел.
Х. Белоглазовы - 34 чел.
Х. Степанята - 38чел.
Х. Боровчата - 6 чел.
Х. Лощилята - 32чел.
Х. Чучеварка - 71 чел.
МТФ к-за «9 Января»  -17 чел.
Всего: 1214чел.

«ВОСПОМИНАНИЯ ЗЕМЛЯКОВ О ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ ХХ ВЕКА»
                     (К 100-летию Октябрьской революции)


Эта книга содержит в себе воспоминания людей, которые жили в Суксунком районе и Суксун - заводе в начале ХХ века, и оставили после себя   воспоминания.  Их рукописи  находятся в Суксунском  историко-краеведческом музее, куда были в свое время отданы родственниками авторов. Чтобы они стали известны многим любителям старины и истории,  краеведу Белых Вячеславу Александровичу удалось опубликовать их  в книге, которую он издал по собственной инициативе и на свои средства.
В книгу вошли  воспоминания первого комсомольца  Суксуна Ковязина Алексея Серапионовича (1904-1974),  учителя Соколова (Соколова-Орловского) Владимира Александровича (1921-1993). Бадамшина Муллаяна жителя д. Агафонково,  участника гражданской войны, корреспондента уральских газет   Устюгова Василия Демидовича (1898-1971), и советянина Третьякова Александра Леонтьевича.
Эти люди успели записать и оставить потомкам те события их жизни, которые наиболее им запомнились на рубеже веков. Это-жизнь до революции и в период страшных событий, становления советской власти. А также в некоторых воспоминаниях подробно описана история их семьи и рода.
Не смотря на некоторые исторические неточности, которые встречаются почти во всех рукописях,  воспоминания вызывают интерес  и захватывают своим сюжетом. 
Приобрести книгу можно как в Суксунком историко-краеведческом музее, так и у Белых В.А.
Из книги.
Из воспоминаний Ковязина А.С.
         «…5 сентября 1918г. у меня осталось в памяти на всю жизнь. Произошло одно событие, которое чуть мне не стоило жизни. Как я уже упоминал, на базарной площади были свезены в склады всякое военное снаряжение, патроны, снаряды, динамит  ружья и прочее вооружение.  Суксунский ревком видимо вместе со штабом Красноуфимского полка решил отступать утром 5 сентября 1918 г. от Суксуна на Осу. И все военное снаряжение в складах взорвать на воздух.
         Нас, как живших неподалеку, метрах в 200 от складов, рано утром 5 сентября 1918 г. тов. Семков М.В. предупредил, чтобы все наша семья срочно выбиралась из дома и спряталась в низине в чьих-нибудь домах. У меня был трехлетний брат Николай, Сестра Шура 12 лет и старшая сестра Катя 19 лет, работала в ревкоме телефонисткой. У матери была сделана квашня. Мы быстро захватили, что могли, дверь закрыли на замок, а хлеба не захватили. Взрыв был назначен примерно на 8 часов утра. Нас сидело внизу у Утемова Ивана чел. 10. И вот в 8 часу проходит по улице кузнец Медведев и говорит нам в окно, что хотели завод взорвать, а перерезали провода - взрыва не будет. Откуда это он узнал, я не знаю, и еще говорит, да и на базаре будет ли еще взрыв - неизвестно. Пойду-ко поближе посмотрю.
         Прошло 8 часов утра, взрыва не было. Прошло еще полчаса, взрыва нет. В это время заревел мой 3-х летний братик Николай давай просить хлеба. А хлеба мы не взяли. Квашня осталась на печи и хлеб в избе. И я говорю, пойду-ко я до дома сбегаю, принесу хлеба себе, брату и вам. И вот я спокойно пошел к своему дому. На улицах не вижу никого. Кругом тишина. Посмотрел на базарную площадь, смотрю, там бегают какие-то взрослые и ребята 5-7 не более. Я охрабрел и думаю, видимо ничего не будет, и только подошел к дому, хотел залезь в окно, как вдруг что-то как ахнет - произошел ожидаемый взрыв.
         Я только мог мгновенно запомнить, что перед глазами мелькнул огненный столб, потом как воздушной волной меня поднимает вверх, и я метров 100-150 летел в воздухе. С меня сорвало с одной ноги сапог, ударило чем-то в ногу. Порвало на голове фуражку, разбило в кровь голову, порвало левое ухо и только через 1 полтора часа меня без памяти подобрали и на носилках принесли в один темный склад на ул. Нижние Глинки, куда еще принесли 1-го тяжело раненого парня Григория Бушуева. У него разбило голову и попортило зрение, а в последствии от разные беженцев узнаю, что на базарной площади убило человек 7, это видимо ту группу людей. Которых я заметил. Узнаю, что убиты Мочалин Василий-рабочий 25 лет, Усов Иван рабочий 19 лет, Усов Николай 12 лет, Корзухин Иван 15 лет - мой товарищ по игре шаром и другие фамилии не помню.
          Корзухина Ивана, моего друга так разнесло, что голову с одной рукой нашли в одном месте, туловище с одной ногой нашли в другом месте и вообще пострадал здорово. А виноваты были все они сами. Они были предупреждены, но видимо захотели помародерствовать и через это пострадали. Нас раненых тоже было человек 15. Наша бывшая квартира тоже здорово пострадала. Та часть стены, которая была обращена к базарной площади, была снесена, а остальные три целые. Кое-что из имущества было, неизвестно кем, растащено».

   О СТАРИНЕ ГЛУБОКОЙ И НЕИЗВЕСТНОМ КРЕСТЬЯНИНЕ.  

  

В 2008 году Суксунский музей выпустил новую книгу «Старина села Торговище». Это было связано с тем, что фонде Суксунского музея хранятся многочисленные материалы, связанные со стариной нашего края. В том числе и журналы, так называемые «Труды» Пермской Губернской Ученой Архивной Комиссии, которая еще до революции собирала и накапливала архивный материал, изучая и печатая исследования местных и российских историков, ученых. Ее можно считать предшественницей Пермского государственного архива. Она объединяла местных любителей древностей, которые на добровольных началах занимались отбором документов разных губернских учреждений для постоянного  хранения. 
Комиссия была создана в 1888г., председателем которой стал земский деятель, врач, любитель истории  В.Н. Шишонко – автор семитомной «Летописи Пермского края», охватившей историю Урала за 1263-1715гг. Секретарем  являлся профессиональный историк А.А. Дмитриев. Членами ПГУАК состояло 125 человек в первые годы и до 70 в 1913 году. Это были лучшие люди Перми: Н.Н. Новокрещенных, Д.Д. Смышляев, Ф.А. Теплоухов…
         В «Трудах» - печатном органе комиссии - публиковались не только исследования ее членов, ценные документы, описи, обзоры фондов, отчеты, но и материалы по этнографии. Так в 1913 году в одном из журналов был опубликован труд неизвестного крестьянина села Торговище А.Н. Гладких, который назывался « Крестьянские свадебные обряды и проч. у жителей села Торговищенского Красноуфимского уезда Пермской губернии».  
 Прошло много лет, некоторые экземпляры журнала попали в фонд музея. Долгое время мы пользовались материалом, что дал крестьянин А.Н. Гладких, поскольку он описывает не только весь свадебный обряд, но и село Торговище, его достопримечательности. Любого человека, занимающегося изучением фольклора и этнографии, эта  информация бесспорно заинтересует. Чтобы она была доступна многим исследователям и жителям, сотрудники музея решили переиздать этот замечательный труд крестьянина А.Н. Гладких. И провести совместно с общественным русским центром и детской школой искусств ряд мероприятий связанных с популяризацией памятника этнографии – описания свадебного обряда села Торговище к 100-летию его создания.

Село Торговище заслуживает особого внимания, т.к. это одно из первых русских сел, которое было заведено по некоторым свидетельствам еще во времена Иоанна Грозного. И до определенного времени в селе были еще живы памятники старины глубокой, интерес к которым возникал в разные века и годы.
Старшим научным сотрудником Суксунского музея Р.Г. Желтышевой был написан  проект «Старинные обряды и обычаи», который победил в конкурсе социальных и культурных проектов ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь».       Таким образом, мы получили возможность осуществить задуманное. Нам было ничего не известно об авторе - крестьянине А.Н. Гладких. А в  Пермском архиве  в материалах ПГУАК поначалу тоже ничего про него не удалось выяснить.  
 Сотрудник суксунского музея Токарева Н.Н. по этой теме исследовала местные архивные документы, и обнаружила уникальные сохранившиеся записи. Теперь можно с уверенностью сказать, что крестьянина с инициалами «А.Н.» звали Арефа Николаевич. Родился он в 1861 году  в семье старообрядца. Родители Арефы принадлежали к Тисовскому приходу единоверческой  Христорождественской церкви. Там же был записан и сам Арефа.  Но все проживали в Торговище.  В 1883 году  Арефа женился на жительнице Торговища Меркурьевой Александре Федоровне, с которой прожил до 1918 г., поскольку в марте этого года он скончался. Мы точно не знаем,   были ли у них дети, но, судя по материалам метрических книг и воспоминаниям жителей села,  нет. Поэтому потомков  не осталось.  
Арефа Николаевич в молодости часто был зван на свадьбы, настолько часто, что мы, просматривая записи о бракосочетаниях жителей села Торговища 19 века, находили его имя в свидетелях на свадьбах  по несколько раз за год! Не удивительно, что этот обряд он описал мастерски. Со всеми песнями и приговорками.  
 Бесспорно, он был обучен грамоте и был человеком просвещенным. Рукопись А.Н Гладких о селе Торговище, хранящаяся в Пермском государственном архиве, написана красивым, устойчивым почерком. Автор приводит полностью весь текст свадебных песен, исполнявшихся в Торговище.
Описание отличает то, что автор часто  приводит простую разговорную речь односельчан, как бы сам говорит от их имени  на диалекте, понятном только местным жителям, чтобы показать говоры и «шоканья» и «цёканья» жителей. В конце его труда даже дается словарь местного говора.  
Свой труд Гладких составлял около 1903 года, и представил  его на суд Пермской губернской ученой архивной комиссии в 1904 году. Члены комиссии Л.Е. Воеводин и Д.М. Бобылев ее просмотрели, и только в 1913 году рукопись была опубликована.   Мы не знаем, почему так долго она пролежала. Но в 1913 году архивную комиссию возглавил Л.Е. Воеводин. Именно он занимался описанием древних памятников, сбором песен и легенд в Пермской  губернии.
 Из рецензии челнов  комиссии на рукопись крестьянина Гладких: « Рукопись представляет большой этнографический интерес и является оригинальною по  способу изложения….Ввиду этого помещение работы крестьянина Гладких в «Трудах» архивной комиссии представляется желательным».
Совершая   экспедицию в село Торговище, мы  познакомились с Пупышевой Любовью Максимовной, которая слышала про  Арефу Николаевича от своей матери. Оказалось, что дом, где он с женой проживал, сохранился и в тот момент продавался! В этом доме № 12 по ул. Северная проживала мачеха матери Любови Максимовны и ее родственники, поэтому так хорошо и помнили они Арефу. В настоящее время последней  хозяйкой в бывшем доме Арефы Николаевича, была Анисья Ивакина. Дом старинный, очень хороший, на входе даже сохранилась жестяная старинная табличка,  о страховании дома в земстве еще до революции.
По воспоминаниям вышеупомянутых жителей Торговища, Арефа отличался тем, что был остер на язык и был большой шутник, что не всегда нравилось жителям. Очевидцы помнили, что к нему приезжали какие - то люди из города. Население решило, что Арефа  как - то связан с политикой и поэтому часто придуривался. Но люди, приезжающие из города, были  вероятно, те самые члены архивной комиссии, которые посещали древнее  село Торговище для изучения, ведь там располагался один из самых интересных храмовых комплексов.
О том, что Арефа Николаевич был все-таки замешан в политических делах, мы выяснили позже. Действительно, он с 1901 года входил в нелегальную революционную подпольную группу, возникшую в с. Торговище и являлся ее руководителем. Эта группа поддерживала связи с революционно-демократическими кружками и группами г. Перми, Красноуфимска, Кунгура и получала от них нелегальную литературу, которую распространяла по окрестностям.
В 1902 году А.Н. Гладких и его  товарищи были арестованы и сосланы в Архангельскую губернию в ссылку на 3 года. Вернувшись, они вновь продолжили свою деятельность и были вновь отданы под надзор полиции по месту жительства. Вероятно, Арефа Николаевич начал писать свою рукопись о Торговище еще в ссылке и завершил ее позже.
         Надо сказать, что местный священник Константин Словцов, еще в 1900 году уже опубликовал свою статью «Описание древностей села Торговищенского, Красноуфимского уезда, Пермской губернии» в популярном журнале «Русский паломник», № 4.  Наверняка Гладких интересовался стариной села так же как и священник. Поэтому одновременно в разных изданиях они оставили свои по сути уже исторические труды. Историей села занимался  и священник Владимир Аронов, который после себя оставил целую «летопись» села Торговище хранящуюся ныне в ГАНИ.
          В нашу книгу «Старина села Торговище», выпущенную по проекту,  вошли три статьи о старине   Торговища старшего научного сотрудника  Пермского музея, исследователя Е. Г. Ашихмина  и статья кандидата искусствоведения Пермской художественной галереи О. М. Власовой.   Здесь так же даны фотографии знаменитой торговищенской культовой скульптуры, (распятие) хранящейся в Пермской галерее. Мероприятия, связанные с презентацией книги  прошли разных местах, но первым делом в тех краях, где жил Арефа. Книга будет интересна для всех категорий населения.
         Приобрести книгу можно в Суксунском музее.

           
                       Дом, где жил А.Н. Гладких.

          
                            Крестный ход в селе Торговище.

         
      Торговище. Храм Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев.
                                   
                                        

    
ИЗ КНИГИ.

« …Записанные здесь обряды в последнее время год от году в сильной прогрессии начинают сглаживаться и исчезать. И хотя не всеми, конечно еще, но многими уж совсем заброшены.
По этому, как один из древних обычаев народа здешнего края., обряды эти для удержания в памяти, - правда,  с некоторыми отступлениями, -  и записаны по возможности в хронологическом порядке и местным крестьянским жаргоном в плачах, песнях, поговорках и проч.
Итак, по рассказам старинных людей, в прежнее время свадьбы играли следующим образом:
Свадебный поезд по невесту, в церковь и обратно в дом жениха составлялся верхами; поезжане вооружались «плетками-трехвостками и гарцевали на вершнах». В таком поезде зимой сани, а летом телеги подавались только для жениха, невесты и свах. Нужно сказать несколько слов о свахах, так как они ранее играли, да и теперь еще играют на свадьбах видную роль.
Без свахи и тысецкова не было ни одной, даже «убегом» свадьбы. Свахи за столом занимали почетное место – возле молодых, в особенности свахи «с девичью сторону», то есть с  невестину сторону. Свахам «привывают плачи», поют особыя песни для них, «наговаривают» дружки и проч. В свахи «садят» со стороны жениха и невесты обязательно «хрестных» их, если даже эти последние и не родственницы сторонам, то есть кроме кумовства совершенно чужие. А также почти всегда ездит «свашить» и сватовщица-хлопуша. За отсутствием же первых и последней, - ибо вместо сватовщицы бывает сватовщик, - в свахи садят замужних сестер невесты или снох от двух до четырех и более особ.
Хотя не часто, но бывали случаи, что «хрестную мать» браковали, «морговали» ей, не приглашали на свадьбу, что бывает иногда у богатых «чечунек», - за это она иногда «отсмеивала насмешку». Неожиданно для скандала появлялась, в самой что ни на есть ветхой «латани», в церковь во время венчания, брала «семишную» свечку и отпихивала сваху не крестную, сама становилась возле невесты, приговаривая, что «из купили-то ведь я этова дитетка-то принимала, дак постою уж и теперь, докуль венчают-дак».
Такая незваная сваха напускала на себя, конечно, и всю важность, свойственную роли свахи.
Священники всегда поддерживают и позволяют крестным занимать место свахи в церкви.
Общественное крестьянское мнение тоже на стороне их. В те пора, ковды понадоблялось крестить робенка, дак годна была в кумушки, а топерича в свахи - дак не годна, не ладна стала…, - приговаривают обыкновенно.
Кстати, уж нужно сказать и о свадебной одежде в старое время. Она, конечно., большею частью была не покупная, «не базаршина,  а своедельшина»; недавно еще «француские» ситцы, кумачи и платки  считали от «антихриста» и их носить было грех; «кармазинных», фабричных сукон тоже не носили; одевались попросту, «без затий».
У мужчин зимняя «одёжа» состояла из шубы с хрушкими борами на пояснице, крытой синей табой, или голубой нанкой, или же домашнего изделия синим сукном; в домашнем быту шубы эти звались праздничными – табовицами, нанковицами и суконницами. Тулупов «с ожерелками» (с воротниками) как ныне не было, поэтому, чтоб защитить голову и лицо от холода и ветра в падеры и «сиохи» на голове носили большую, крытую плисом или синим же сукном, шапку с ушами, называемую по-киргизски «малахаем». Ноги обертывали узкими из белого сукна «скутами», поверх  которых надевали коты, а их «кресь-накресь» (вперекрестку)  привязывали особыми плетешками из «жичек» разных цветов. Из жичек же разных цветов, то есть суровых ниток, плели поясья и опояски, посившие название «билевых» (беленых).  Летом мужички и «холосье», то есть неженатые ребята, носили халат из табы же и нанки, а бедняки просто из черной шерсти чепан, или же пониток с борами назади, или «фантиками».
На голове была носима длинная, а иногда конусообразная (носимая и теперь черемисами) шляпа из грубой шерсти «коровятины», с плисовой бархоткой, унизанной оловянными пряжками. К обыкновенным зимним котам пришивали голенища и получался летний «обуй» - бахилы. Бахилы и теперь еще носят, но только во время пашни и зовутся они «пахотниками».
Рубашки были из белого, иногда узорчатого холста, с кумачевыми ластовицами под пазухами (под мышками). Белого же холста, или из особой шерстяной пестряди с продольными полосками, с опушкой и вдернутым в нее «гасником», были … портки.  Вот и весь получался готов, законченный, праздничный, незатейливый костюм – «снаряда». Впрочем, нужно еще упомянуть, что зимой на руках носили овчинные, вышитые гарусом шубенки, а летом, хотя надобности в этом не представлялось, - бараньи зеленые «валенки» (голицы).
Женщины зимой носили шубки, крытые зеленой, голубой, и желтой китайкой.
Летом из такой же китайки носили «шугаи» (род халата без боров назади).
На голову надевали шелковую клетчатую шамшуру, а по бокам вкруг головы навертывали сложенный узенько «баруевый» платок с завязанным на лбу шанежкой узлом, а поверх всего этого головного убранства покрывались фатой.
На ногах носили тоже коты, но в отличие от мужских, они были с красными опушками. Рубашки носили тоже, что и мужчины, из белого или узорчатого холста, а вместо теперешних сарафанов одевались в китайники из зеленой, голубой и желтой китайки, или же кумачники, но не из французскова, а казанской выделки узкого концеватого кумача.  Носили еще «выбойчатики» из выбойки бухарской бумажной выделки; более же пожилые или бедные женщины одевались в окрашенный ивовой корой дубас, или «верхницу», окрашенную «кубовой краской» - индиго, впрочем эту последнюю зовут тоже синим дубасом.
Позднее верховые свадебные поезда заменились поездами на санях и телегах, но дружки все-таки продолжали ездить верхами»….